Стихи и рассказы про Ведьм

Галина
Topic author
Avatar
Галина
Topic author
Reputation: 1230 (+1243/−13)
Posts: 878
Joined: 17 Oct 2015
With us: 5 years 8 months

#1by Галина » 22 Oct 2015, 19:26

Предлагаю тут оставлять стихи, песни и рассказы о ведьмах и магии girl_witch

Твой друг назвал меня принцессой,
А ты сказал, скрывая страх:
"Таких принцесс в старинный пьесах,
В конце сжигали на кострах!"
Я непонятно одеваюсь.
И очень медленно хожу.
И очень страшно улыбаюсь.
И дикий ужас навожу.
И взглядом обладаю странным.
И очень тихо говорю.
И вся в каких-то жутких тайнах.
И часто в зеркало смотрю.
...А дома - странные бутылки
Держу я не для красоты.
И в волосах моих опилки,
Сухие листья и цветы.
...А ночью, под твоим окном
Я пролетаю на метле.
А в полдень превращаюсь в кошку,
И "книгу-книг" держу в столе.
И чтобы я тебя не съела,
Смотреть боишься мне в глаза...
Ах, глупый мальчик! Я хотела
Чтоб ты поверил в чудеса.

Unnr F
Avatar
Unnr F
Reputation: 4170 (+4348/−178)
Posts: 5597
Joined: 2 Oct 2015
With us: 5 years 8 months

#2by Unnr » 19 Nov 2015, 0:55

Про проклятье.

Из книги "Сказы"

Поздняя осень в Сибири, это уже почти зима, да только всё равно хуже. На улице грязь, то и дело моросит холодный дождь и, как бы тепло одет ты не был, всё станет сырым и тяжёлым, промокнешь, замёрзнешь и, не дай бог, заболеешь. Все ждут, как награды, когда чистый снег побелит дороги и сделает их твёрдыми, чтобы облегчить труд лошадей, тогда хозяева могут запрячь их, наконец, в сани, ведь колёса телеги, то и дело застревают в непролазной грязи. Птицы улетели, лишь жуланы и синички, прилетевшие на зиму из леса поближе к людям, вертятся около изб днём, да наведываются и громко стрекочут по утрам сороки, которые тоже ждут наступления холодов. Как только подморозит, люди начнут бить на зиму скот, а им, как всегда, отдадут «сорочье мясо», это тонкая прослойка вдоль шкуры, которая очень трудно режется, потому с ней обычно не возятся и отдают птицам. Так уж повелось исстари, что длинные полосы этого мяса развешивают на тын и птицы, как и люди, отмечают приход зимы. Но зима ещё не настала. Дети сидели вечерами по домам, спасаясь от промозглой погоды у натопленных печей, слушая рассказы своих бабушек, о том, как когда-то жили и что интересного те видели или слышали за свою долгую жизнь.
Баба Саня, как вечерело, садилась прясть кудель, потом вязала носки да варежки к зиме или что-нибудь шила. Наконец-то с огородом было покончено, урожай собран и появлялось время отдохнуть, а у детей, послушать разные интересные истории. Леркино любопытство, как всегда не знало границ. Она усаживалась рядом с бабушкой, держа клубки, помогла вдеть нитку в иголку, и в награду просила только об одном, рассказать сказку. Частенько к ним прибегала с ночёвкой, послушать рассказы, и её двоюродная сестра Валюха. Сегодня около бабушки была одна только старшая внучка, слово за слово, разговорились о проклятьях.
- Вот, скажи, баб,- приставала неугомонная Лерка, - Когда проклинает кто-нибудь кого, то это же плохо?
- Ты, как всегда, спросишь, так спросишь. К чему тебе про это знать? Ты же, надеюсь, никого проклинать не надумала? – бабушка внимательно посмотрела на внучку.
- Да нет, боже упаси. Мне любопытно просто. Вот прокляли кого, ему-то ясно, что не хорошо, а говорят и тому, кто проклял, тоже потом не сладко, это правда?
- Правда. В основном путают проклятье и порчу. Хотя плохо и от того и от другого всем бывает, да и говорить об этом нечего, - баба Саня попыталась закончить разговор на эту неудобную тему.
- Баааб, расскажиии,- заканючила внучка.
Поняв, что уйти от разговора не удастся, бабушка, тяжело вздохнув, начала рассказ.
- Хорошо, слушай уже, не отстанешь ведь, знаю,- проворчала баба Саня. - Проклятье человек посылает, но тут всё не так просто. Посылает-то он, а исполняет другая сила. Кто-то считает, что злая, кто-то, что добрая, тут я не могу ничего тебе сказать - сама не знаю. Но проклинающий так ответственность с себя снимает. Вроде бы проклятье - плохо. Но ведь бывает и так, зол кто - то на другого человека, пойдёт и зарежет со зла. Это разве хорошо?
- Конечно, не хорошо, - кивнула Лерка.
- А если бы он проклял того человека, хуже или лучше было бы?
- Не знаю, но он живым бы тогда остался, да?
- Да, возможно. Ведь проклятье, бывает, и не доходит до адресата. Тут надо большую силу иметь. Это, как речь, которая может убедить того, кто всё решает, или не убедить, и тогда ничего не произойдёт. Вы же часто, когда играете, меж собой ругаетесь, беззлобно говорите: «чтоб ты сдох», «чтоб твои руки отсохли» и подобное этому?
- Бывает, - стыдливо опустила голову девочка.
- Думаешь, почему так, как сказано, не случается? Нет особой силы, вы просто так в разговор вставляете эти страшные слова, да и грех того, кому их адресовали, масенький совсем, наказания такого не заслуживает. Они, слова эти, должны от самой глубины души идти, только тогда дойдут до исполняющего роль судьи в этом споре и он решит, достоин ли кары кто-то или нет.
- А как же тогда весь род проклясть могут?- не отставала Лерка.
- Тут очень сильно нагрешить должен тот, которому послано проклятье, чтобы силы, что поступки людские судить вправе, решили, что для искупления содеянного, века человеческого мало и расплачиваться потомкам, за грех совершённый им, придётся. А уж как долго платить, тут не известно никому. Только порчу можно на определённый срок наслать и себя загубить заодно, ведь тогда сам человек, получается, взял роль судьи, на себя, а за это прощения нет.
- Почему тогда ты говоришь, что и тому, кто послал проклятье, тоже плохо?
- Как бы объяснить тебе понятнее - то? Было это, когда мне, как тебе, тринадцать было. Через несколько домов от нас жила девушка, Любаша Иванчеева, ты ещё маленькая была, когда она померла. Тихая такая девушка, плохого никому не сделала никогда. А ещё был тогда в деревне парень, Васька Колонтаев, с виду вроде бы не красавец, но умел к девкам подход найти, хорошо язык подвешен был. Вот и привязался он к Любашке - то. Она сперва его от себя гнала, но Васька настойчиво за ней ухаживал, в любви вечной клялся, горы золотые обещал, та и поверила, спросить про него у других девчат постеснялась. Закончилось тем, что испортил он девчонку, да и бросил, а она его тогда, сгоряча, прокляла, и видать дошли её слова до кого надо, ведь раньше ни о чём не просила. Сказала только несколько слов, когда его на улице встретила «будь ты проклят, чтоб тебе живым не встать с того места, где ты меня чести девичьей лишил» и ушла.
Потом, видать отец её и братья про все прознали, с парнем «от души» поговорили. Слух по деревне прошёл, что свадьбу играть в начале зимы Васька с Любашей будут. Девушка была на седьмом небе от счастья, любила она его непутёвого, про то, что прокляла и думать позабыла. Да видно забыла только она. Лето в том году выдалось сухим, потому, когда тучи на небо набежали, все обрадовались. Васька с делянки покосной шёл через лесок вдоль реки, как дождь ливанул, он под берёзой спрятался. Вот в ту берёзу, а точнее в самого парня, молния и ударила, сожгла и дерево, и всё вокруг, нашли его потом неживого, обгорелого. Любашка, как прибежала туда, так и осела на траву, рот рукой прикрыла, чтобы не закричать. Место было как раз то, которое она в своём проклятье упомянула. Не думала она, что так обернётся.
- А дальше, что было?
- А что дальше? Похоронили его, а она сначала плакала с горя, потом, вдруг, стала смеяться, перестала понимать, что вокруг неё и кто, совсем ума лишилась. Ведь Васька Колонтаев был её первой и единственной любовью, а в смерти его она себя одну винила. Вот и не справилась с горем.
- Баба, а я её помню. Это же она простоволосая, растрёпанная, по деревне ходила в ночной сорочке и смеялась всегда, так тихонечко?
- Она. И как ты только помнишь, совсем ведь маленькая была?
Баба Саня довязала варежку, смотала клубок и воткнула в него спицы. Пойдём- ка спать, поздно уже.
Лерка легла, но долго ворочалась и не могла заснуть. Она думала, как же всё запутанно в жизни, как трудно отличить плохое от хорошего. Ей было жаль маленькую седую старушку, которую она помнила с детства, ту, что бродила по деревне, и над которой смеялись глупые ребятишки. Так, незаметно для себя, девочка заснула.
А наутро выпал долгожданный снег и всё вокруг стало чистым и светлым.

@ Лана Лэнц. Из книги "Сказы"

Свинья. ( из книги "Сказы")
------------------------------------
Это теперь всё научно да правильно, а прежде и ведьмы водились в деревнях, и лешие в лесах, и русалки в речках.
Эх, если бы знали в те времена, что сейчас в реках не только русалки, а рыба-то скоро повыведется-не поверили бы.
На самом краю деревни, как раз через четыре дома от бабы Павы, жили мать и дочь. Дочь - девушка обычная, немного диковатая. Подруг у неё не имелось, да она не особо и стремилась с кем-то дружбу водить. А вот её мать знавали даже далеко за пределами их села, потому что она была ведьмой. Тогда это считалось в порядке вещей, полно их было, почти в каждом селении ведьмак или ведьма, а то и двое. Если что-то случалось - шли к ней, либо прощения просить, либо помощи. Ведьма она была сильная. Говаривали, могла обращаться в зверей и в колесо огненное, порчи разные да хвори насылать и снимать, даже жизни лишить - много хитростей всяких знавала.
Так вот.
Жили в той деревне трое парней, друзья «не разлей вода», но уж больно шкодные. Где бы чего не случилось, все знали, без них не обошлось! Звали их: Гриньша, Кольша и Петьша. В те времена, в Сибири, к именам часто окончание «ша» добавляли. Как-то отправились они на гулянку вечером в праздник Ивана-купалы. Навеселившись почти до утра, выпив немало пенной медовухи, пошли девок провожать. В воздухе - утренняя свежесть, а в голове - безудержная удаль, какая только в молодости и бывает. Идут все рядышком, весело пересмеиваются. Хорошо.
И вдруг девчонки, резко замолчав, попятились. Казалось, всё вмиг замерло. Даже соловьи, громко выводившие трели минуту назад, притихли. Прямо поперёк дороги стояла большущая свинья. Таких огромных ни у кого в деревне не было, глаза её злобно светились красным, как у дикого зверя. Жутковато стало ребятам, от холодного пота рубахи к спинам поприлипали. И тут Гриньша, глянув на друзей, лукаво им подмигнул и ляпнул сдуру:
- А хотите мы для вас, девчата, эту зверюгу, зараз, словим? И, не дождавшись ответа, скомандовал друзьям: - Петьша, заходи со стороны реки, гони её на нас с Кольшей.
Парни, не впервые видевшие его затевающего очередную шалость, всегда охотно участвующие в проделках приятеля, забыв про страх, бросились помогать.
В мгновение поймали и оседлали опешившее животное. Гришка, выхватив из–за голенища сапога нож, ловким движением обрезал визжащей свинье кончики ушей. Так они всегда дома своих свиней метили. Вся деревня знала, что если свинья с обрезанными ушами забралась в огород, то именно Ёлтышевы должны четверть самогона отдать в обмен на пойманную на месте преступления животину.
Нож у Гриньши был завистью окрестных пацанов: казённый, не самодельный как у других. Его когда-то со службы муж бабы Павы, Семён Никифорыч, привёз. Мужик этот из соседней деревни на крещенье к родне с женой приезжал. Изрядно тогда напился (любил он это дело, редко когда трезвым бывал), пошёл к соседям за гармошкой, да в сугробе и заснул. Кабы не Гриньша, так замёрз бы. Морозы тогда под сорок стояли. Вот за своё спасение он нож и отдал.
Пожил Никифорыч недолго после того. По пьянке жену Паулину зарубил, а потом и самого его хватил удар. Они и помер. Говаривали, с женой они что-то не поладили и, рубанув саблей, одним ударом снёс он ей голову, когда та из подпола вылезала. Вроде даже в окно видел кто-то из соседей всё, что случилось. Но тогда не стали особо разбираться. Похоронили их в один день. Потом поперемывали косточки сплетницы местные, да и забыли.
Свинья с обрезанными ушами взвилась на дыбы, как лошадь, сбросив с себя седоков, умчалась в прибрежные заросли-не догнать. Стало совсем не страшно. Парни, громко загоготав, прижали к себе, застывших от происходящего, девчонок. Всё вернулось на круги своя, будто и не было ничего.
Проснулся Гришка от того, что на него капало что-то очень солёное и, по едва начавшим пробиваться усикам, затекало в рот. С трудом разлепив заспанные глаза, он увидел над собой мать. Она молча плакала и качала головой.
- Мамань, ну не надо, - забурчал он спросонья. - Ну чего ты, я ж не много вчера выпил, сегодня, что обещал, сделаю. Амбар поправлю. Мне ребята помогут.
- Гриньша, голова твоя бесшабашная, - запричитала мать. - Вы что вчера опять учудили?
- Ничего, вот те крест, ничего. Только...- запнулся Гришка, с трудом припоминая вчерашнее происшествие.
- Говори, стервец, как на духу говори, - снова запричитала мать.
Гринька и рассказал ей, и про свинью, и про то, как ей уши подрезал.
- Так и знала, что неспроста это всё. Матери дружков твоих, Катерина с Маруськой, до свету приходили. У них то же самое, - охнула Прасковея Захаровна и снова заплакала, тихо, но сразу стало ясно, что случилась беда.
- Мамань, что стряслось-то? - сон в момент покинул парня, стало не по себе. Мать свою он любил и когда видел нечастые слёзы в уголках её васильковых глаз, сердце у него будто рвали на куски.
Предчувствие чего-то нехорошего накрыло с головой. От вчерашнего хмеля и следа не осталось.
- А то и стряслось, что только у нас троих на всю деревню, у коров вместо молока кровь из вымени. Даже на пастбище их сегодня с дедом Мурзиком не отправили, куда там, болеет скотина.
(Дед Мурзик был пастухом, а прозвали его так за любовь к сливкам да сметане, и за усы, топорщащиеся, как у кота).
- Говорят, вы не простой свинье уши – то подрезали. Полашка сказывала, у матери её утром уши подрезанными стали, думаешь, совпало так?
- Мамань, а делать – то теперь что? - не на шутку испугался Гриньша.
Он понимал, раз задели они Полашкину мать - добра не будет. Да и какое уж там. Вон коровы уже порченые, а дальше чего ждать?
- Запрягай Звёздочку, дуй в город, вези «казённую», может и получится прощенье вымолить.
Бабку Марфу, хотя ни кто и не ведал, сколько ей лет, но звали именно бабкой. Пришла она давно, откуда никто не знает, поселилась в маленьком домишке на краю деревни, почти в лесу. Только в этой деревне она жила уже очень много лет. Прасковея, Гринина мать, помнила её старухой, ещё когда сама была годочков пяти от роду. Потом Марфа куда-то уходила надолго. Вернулась с маленьким ребёнком. Кто-то говорил дочкой, а были и такие, кто думал, что малышку она украла, но с расспросами к ней приставать никто бы не решился. Марфа была местной ведьмой и матерью Полашки, девки нелюдимой, но не злой, и в работе безотказной, той самой, которую ведьма принесла в деревню пятнадцать лет назад тёмной дождливой сентябрьской ночью. Водился за бабкой Марфой один грешок. Уж больно выпить она любила. Многие пользовались этой её слабостью. Вот потому-то и отправила мать Гришку за казённой водкой. Можно было пойти с мутным первачом или медовухой, но тут важно было выказать уважение, а потому, без прозрачной, как слеза, водки, было не обойтись.
Вернулся Гринька поздно, уже во всю оглушительно звенели в полях сверчки, и комары злючие кусались, как собаки. Друзья с их матерями ждали у него дома. Отцам, видимо, ничего не сказали - пожалели пацанов. Боязно, но деваться некуда и, прихватив привезённую бутылку, пошли ребята к Марфе.
В сенях их встретила Полашка. Велела, как зайдут, глаз не поднимать, сразу на колени перед матерью падать, и тут же водку отдавать. Что наши горе озорники и сделали. В хате пахло сыростью и травами. Марфа сидела на лавке у окна и охала. Голова у неё была обмотана серой тряпкой, а в том месте, где под ней выпирали уши, были кровяные разводы.
- Прости нас, баба Марфа, христом богом молим, прости, - попадали на колени парни и, уставившись в пол, протянули «казённую».
Бабка минут пять негромко ворчала, материлась, сглатывая слюну, но подарок взяла, уж больно велик был соблазн. Тут же открыла бутылку и достала откуда-то из- под лавки небольшую стопочку. Вытряхнув из неё мышиный помёт, обтёрла подолом. Потом налила до половины и медленно, как будто это не горькая водка, а родниковая вода, выпила. После скрипучим голосом начала говорить о том, что парни могли бы и догадаться, что эта не свинья была, а она. Просто хотела попугать немного молодёжь, ничего злого не замышляла, а они так с ней обошлись. Бабка снова налила себе и, причмокивая, опрокинула стопку в рот.
Ребята, не поднимая глаз, поддакивали старухе, мол, простите, не распознали со страху, да ещё и перед девками не хотели показать, что струхнули, что бес попутал, в общем, несли обычную для таких случаев околесицу, лишь бы их простили. Марфа налила себе ещё. После этого позвала дочь, приказав ей прибрать остатки водки. Парням велела идти домой, сказав, что сегодня они прощены и с коровами всё будет хорошо. Но, за свою провинность, чтобы по осени пришли и дрова накололи, а то зима нынче лютая будет.
- И матерей своих успокойте, оглоеды, - прикрикнула она вслед.
Друзья не в такт закивали и попятились к выходу. Всю дорогу шли молча. В ушах у каждого из них всё ещё скрипел голос бабки Марфы.
В этот вечер зря их девчонки ждали на гулянку, никто из ребят не пошёл, они упали без сил и отключились в момент, погрузившись в сон. А утро у Гриньши началось со звона колокольчика их пёстрой коровы Зорьки, весело бежавшей вслед за остальными бурёнками, которых, насвистывая что-то развесёлое, погонял дед Мурзик.

© Лана Лэнц. "Сказы"

Из книги "Невероятное наследство"(отрывок).

- А были случаи, когда отказывались от знаний?
- Были. В основном из-за мужчин. Поэтому и запрещено заводить семьи, а уж тем более влюбляться. Ведьма становится беспомощной и теряет бдительность, доверяя постороннему человеку все тайны. Как результат - её гибель. Моя подруга Соня Блювштейн замуж выходила несколько раз, но не доверяла никому наших тайн, это опасно. Она опасности любила, глупая. Всегда молодая, красивая, ей нравилось сводить мужчин с ума. Три дочки родила, только вот ни одной из них знаний она не передала. Книгу сжёг последний Сонин ухажёр. Влюблённая по уши, как дурочка, Софочка сделала глупость и рассказала тому обо всём, а он, забыла, как его звали, извини, её не любил, но жил за её счёт, не брезговал, хотел таким образом дать ей понять, что он в доме главный, вот и потребовал отказаться от её рода. Его зарезал потом, кто-то из Сониных друзей, по-моему. Только это было уже не важно, ведь она с книгой силу потеряла и защиту. И пошли беды одна за одной, аресты, каторги. Она любила ходить по острию бритвы. Риск был ей просто необходим. «Чтобы чувствовать себя живой», - так она мне всегда говорила. Иногда даже я играла с ней в эти её бриллиантовые игры, чтобы повеселиться. Скажи Мартыну, пусть отдаст тебе колье в синей бархатной коробочке, это был трофей, который мы добыли с ней вместе. Только я, наверное, отошла от темы в дебри своих воспоминаний. Прости, девочка моя.

© Лана Лэнц. "Невероятное наследство"
Ég breyttist í NORN fyrir sorgar sakir og hörmunga

Unnr F
Avatar
Unnr F
Reputation: 4170 (+4348/−178)
Posts: 5597
Joined: 2 Oct 2015
With us: 5 years 8 months

#3by Unnr » 21 Nov 2015, 1:04

Из книги "Невероятное наследство" (отрывок)

Котёнок сопроводил девушку в предбанник, рассказав про висящие в ряд веники и про то, как ими пользоваться. В углу на скамейке лежали пушистое полотенце и мягкий просторный халат, расшитый красивыми узорами.
- Этот халат Пелагея Ивановна из Финляндии привезла, никогда не носила, хотя, знаю, он ей нравился. Раньше с другими вещами в шкафу висел, но когда умирать стала, попросила всё убрать в чулан, чтобы не догадался никто, кем она была, хотела, чтобы все думали, что обычная бабка из деревни.
- А прабабушка и в Финляндии была?
- Конечно. Пелагея много где побывала за свою жизнь. Потом, если разрешит, расскажу тебе. Хотя, лучше пусть сама расскажет.
- Так я же уеду в сентябре, а она тут останется.
- Книгу с собой возьмёшь – значит, она везде с тобой будет.
- Да что такого в этой книге? Она ведь пустая, там ничего не написано. Чистые листы.
- Когда она твоей окончательно станет - увидишь всё. Тебе банщик нужен?
- В смысле?
- Ну, спинку тебе потереть, веничком попарить. Я хороший банщик и массажист, пользуйся!- котёнок обнажил белые острые зубки в сияющей улыбке.
- Ты что, со мной в баню собираешься идти?
- Конечно!
- И не мечтай. Сама справлюсь.
Усы котёнка грустно повисли.
- Как скажешь. Я только попарить хотел. Тогда буду просто на полке сидеть. Я же должен тебя охранять,- снова заблестел зелёными глазками котейка.
- Нет, я же сказала. Здесь охранять будешь, - указав на скамью, произнесла девушка.
Люба перекинула через плечо полотенце и халат, взяла бельё, шампунь и мыло. После этого, ещё раз, на всякий случай, строго взглянув на Мартына, и отказавшись от веника, предложенного им, отправилась внутрь. Кот с недовольным выражением мордочки остался сидеть на скамейке в предбаннике.
Когда девушка вышла из бани, ей показалось, что она заново родилась. Даже вечернее небо будто бы тоже стало чище и засияло новыми красками.
- Хорошо-то как,- восторженно произнесла Люба.
- А вот бельё у тебя простовато, надо бы получше заказать, итальянское или французское, - вдруг услышала она голос у своих ног.
Мартын шёл рядом и беззастенчиво заглядывал с высоты своего кошачьего роста под халат.
- Прекрати немедленно!
- Что?
- Не стыдно?
- А, ты про то, что вижу отсюда твоё исподнее, так извини, не дракон, ростом не вышел по твоей милости,- съехидничал бес.
- Да, дракон круче бы смотрелся рядом с девушкой, идущей из деревенской бани, - засмеялась она, представив себе эту картину.
- Я на стол накрыл, пока ты разглядывала ковш для воды, будто ковшиков не видела никогда. Ничего особенного, правда, не готовил. Ты окрошку со сметаной любишь?
- Люблю. А ковш я такой и в самом деле никогда не видела. Стоп, откуда ты знаешь, что я его разглядывала? Ты подсматривал? – возмутилась Любаша.
- Не подсматривал, а охранял, вдруг бы ты на полу поскользнулась или об каменку обожглась. Мог банник натворить чего-нибудь, он хоть и не вредный у нас, но мало ли. И потом, подглядывать ты мне не запретила, ты запретила заходить.
Люба покраснела с ног до головы, хорошо, что на распаренном в бане теле этого не было видно.
- Чтобы больше так не делал! Понял?
- Понял,- проворчал котёнок. – А фигурка у тебя хорошая, чего стесняться такой красоты?- почти неслышно произнёс он.
- Я слышу, между прочим! Мартын, не наглей, а то прабабушке пожалуюсь.
- Так я плохого ничего и не сказал, только чистую правду. После бани, даже, сказанная мной, правда и та чистая!- пошутил бес.

@ Лана Лэнц "Невероятное наследство"
Ég breyttist í NORN fyrir sorgar sakir og hörmunga

Unnr F
Avatar
Unnr F
Reputation: 4170 (+4348/−178)
Posts: 5597
Joined: 2 Oct 2015
With us: 5 years 8 months

#4by Unnr » 1 Dec 2015, 4:24

Из книги "Невероятное наследство" (отрывок)

- Как эти пирожные называются? - спросила она, облизывая пальцы.
- Это не пирожные, а всего-навсего гренки, - ответил бес, подавая ей салфетку.
- Шутишь? На вкус и внешне они совсем, как пирожные.
- И, тем не менее, это всё-таки гренки. Рецепт изобрели давным-давно в Германии, причём, не поверишь, самые бедные люди. Готовить можно и на завтрак, и к ужину, не только со сладкими добавками, как эти, но и с солеными, например. Нужно батон порезать на одинаковые кружочки, белок отделить от желтка, а желтки смешать с молоком, взбить. Обмакнуть ломтики батона в этот льезон (можешь не запоминать, так называют смесь желтка и молока) и обжарить с одной стороны на сковородке, слегка смазанной любым маслом, но я люблю, чтобы было свежее сливочное. Потом яблоки почистить и натереть на терке, сбрызнув лимонным соком. На не обжаренную сторону выложить тертое яблоко. Взбить белки с сахаром, ванилью (это я от себя добавил, прежде этого в рецепте не было, появилось позже, ведь пряности денег стоили не малых, да и к несладким гренкам, конечно же, ваниль тоже не нужна) и щепоткой соли в крепкую пену. Влить одну чайную ложку лимонного сока, чтобы белок стал плотным и белоснежным. Красиво разложить его на яблоки и отправить в очень горячую духовку.Через несколько минут крем станет золотистым, это значит, что гренки уже готовы. Как видишь ничего сложного. Но мне они чем-то нравятся, думаю, что именно своей изысканной простотой, поэтому иногда я их готовлю.
- Это для тебя не сложно, а я и обычные - то гренки умудрюсь испортить.
- Не испортишь. У тебя магия в крови, а приготовление пищи - та же магия. Если ведьма не умеет смешивать компоненты, не важно, для зелья, какого-то настоя, притирки или обычного блюда, то никакая она не ведьма, а так, недоразумение. Хочешь, научу тебя каким-нибудь несложным в приготовлении блюдам? Тебе понравится, я уверен.
- Хорошо, только не сейчас, я всё равно ничего не запомню. Лучше мне вот про что расскажи, - произнесла Люба, немного задумавшись. – Помнишь, ты говорил, что тут много разных существ водится? Ну, про бесов понятно, их, насколько я понимаю, везде полно. А ещё кто? Вампиры какие-нибудь?
- Есть и вампиры, куда же от этой дряни денешься, как-нибудь покажу тебе их.
- Они такие, как в кино: шикарные, в бархате, боятся чеснока, святой воды, креста и в зеркале не отражаются?
Мартын рассмеялся так, что если бы он не был бесом, то можно было бы сказать «от души».
- Ну и насмешила ты меня, - с трудом произнёс он сквозь смех. - В бархате, шикарные? Да это практически самые низшие существа. Ошибка человеческой эволюции. Вампиризм – это болезнь, заложенная в генах. Очень редкая и древняя.

@ Лана Лэнц "Невероятное наследство"
Ég breyttist í NORN fyrir sorgar sakir og hörmunga

Unnr F
Avatar
Unnr F
Reputation: 4170 (+4348/−178)
Posts: 5597
Joined: 2 Oct 2015
With us: 5 years 8 months

#5by Unnr » 16 May 2016, 16:13

Из книги Ланы Лэнц "Сказы" (отрывок)

- Значит, решился всё- таки? Тогда ступай за мной. Да, забыла совсем, крестик на всякий случай сними. Оно, конечно ни чего страшного, но рисковать не стоит, там силы древние, постарше будут, чем твоё христианство. Вот на колышек у калитки повесь, на обратном пути заберёшь.
- Так мне потом надеть-то его обратно и носить можно?- спросил Мотька, стягивая с шеи через голову шёлковую нить с крестиком.
- Конечно,- усмехнулась старуха. Ничего в том такого нет. И не пугайся там, в обиду не дам, просто делай, что скажу, и всё хорошо будет. Иди след в след, а то снега в лесу ещё много, он сейчас рыхлый, провалишься, ноги промочишь.
Мотька кивнул, и они отправились вглубь леса.
Почти полная луна светила ярко, было видно всё, как днём. Марфа остановилась в середине поляны, которую кольцом окружали берёзы, зачем – то разгребла снег на невысокой и очень пушистой сосёнке, как сначала подумал Мотя, но на самом деле это оказалась вовсе не маленькое деревце, а хорошо сложенное кострище, и развела огонь. Разожгла его совсем необычно, прикоснувшись концом своего батога к сложенным веткам, чем сильно удивила мальчика. Потом она раскинула руки в стороны и громко по-волчьи завыла на луну.
Из леса к костру, на этот призыв, начали собираться разные звери.
Первыми пришли волки, потом лисы, рыси, белки, зайцы и другие обитатели леса, последними подошла пара медведей. Все они встали живым кольцом по краю поляны. Мотя поднял глаза. На ветках сидели разные птицы.
- Странно, совы с синицами рядом (ночь на дворе, синицы вообще спать должны), лоси бок о бок с волками, и никто никого не трогает,- подумал мальчик.
- Я привела своего ученика,- громко крикнула Марфа,- он будет одним из нас.
Матвей перевёл взгляд на неё и открыл рот от удивления.
Рядом стояла женщина, по возрасту моложе его матери, с непокрытой головой, чёрные длинные волосы развивались, как на ветру, хотя ветра вовсе не было. В руке у неё вместо батожка, на который опиралась старуха при ходьбе, был красивый резной посох.
- Слишком молод, слишком молод,- послышалось со всех сторон, будто листья на деревьях зашуршали или ветер по сухой траве, но Мотька ясно разобрал слова.
- Это не беда, силы много, справиться с нашим даром сможет, - громко произнесла женщина.
- Не выживет, не справится, слишком мал, не выживет, - снова раздалось вокруг. - Принимаешь ли на себя ответственность?
- Ответственность на мне, принимаю! - твёрдо произнесла Марфа.
Звери качали головами и переглядывались, будто советовались.
- Пусть сам скажет. Нужна ли ему сила? Берёт ли он её?- снова зашелестело вокруг.
- Теперь, если решился, говори, иначе не жить нам - разорвут, домой не воротимся,- шепнула Матвею Марфа, и поставила его перед собой.
- Беру! – тихо ответил мальчик.
- Громче,- шепнула женщина. Ещё два раза громко скажи.
- Беру, - дважды выкрикнул Мотька.
- Да будет так!- отозвались голоса.
- Да будет так!- словно эхом откликнулась Марфа.- Призываю вас, мать – земля, отец – огонь, брат – ветер, сестра – вода! Поделитесь знаниями, теперь он один из нас!
Она надрезала острым выступающим шипом на посохе свою руку и мазнула тёплой липкой кровью Мотькин лоб, потом стукнула тем посохом по земле.
После того, как это произошло, со всех сторон к ногам Матвея поползли по снегу тонкие переливающиеся нити. Казалось, вся поляна превратилась в сияющий ковёр, а он был в самой середине. Нити больно впились в ступни ног и подняли мальчика над землёй. С неба опускались такие же и впивались в голову, руки, лицо. Казалось, что они лезут отовсюду, из деревьев, из костра, из каждой снежинки в лесу. От невыносимой боли Мотька закричал и потерял сознание.
Когда очнулся, было уже светло, он лежал на сундуке в избе Марфы.

@ Лана Лэнц "Сказы"
Ég breyttist í NORN fyrir sorgar sakir og hörmunga

Unnr F
Avatar
Unnr F
Reputation: 4170 (+4348/−178)
Posts: 5597
Joined: 2 Oct 2015
With us: 5 years 8 months

#6by Unnr » 6 Jul 2016, 23:19

Навсегда.

Оксанку он никогда не любил.
Пристала, как банный лист, а ведь могла же быть когда-то милой и весёлой.
Вот уже второй год с тех пор, как он занял эту высокую должность, она доставала звонками и неожиданными набегами к нему домой. Хорошо хоть в офис и в гараж не могла проникнуть, минуя охрану. Девица конечно красивая, многие бы немало отдали, лишь бы она с ними… Но как же надоела. В последнее время всё твердит «я замуж за тебя хочу», будто других слов не знает. Хотя нет, знает. В прошлый раз, когда сказал, что он её бросает, кричала по телефону «ненавижу» с той же пылкостью, с какой раньше шептала «люблю». И будто бы у неё какая-то тётка, или кто-то из родственников, потомственная ведьма. Мол, умолять её будет о прощении, но она не простит. Дура, каких-то колдуний напридумывала, будто из средневековья, хотя, по уровню развития, скорее всего до сих пор там и живёт.
«Всё равно скоро номер сменю, вот и перестанет звонить», - думал он.
Чего вдруг она всплыла в его голове прямо перед важной сделкой. Сегодня особый день, фирма объединяется с конкурентами, сливаясь в одну компанию и становясь партнёрами. Два года напряжённой работы, два года унижений и задержек на работе допоздна, два года никакой личной жизни, не считая одноразовых встреч с Оксанкой, и вот, наконец-то, день триумфа. После этого он возьмёт отпуск, отправится куда-нибудь к тёплому морю. А потом он уезжает далеко отсюда. Там, в другом городе, вдали от основного офиса, будет сам себе начальником.
Да что ж это такое, опять перед глазами эта кареглазая шельма, с её улыбочкой. Ах, как она требовала, чтобы он ей клялся в вечной любви. Смешная. Да любой бы поклялся в чём угодно, лишь бы затащить такую, как она, к себе домой на коньячок с продолжением. Что-то заставляла повторять. Он только и помнит окончание той белиберды, которую повторял за ней - «навсегда», хорошо хоть не «пока смерть не разлучит нас» и не в ЗАГСе.
Слияние компаний прошло «на отлично»!
На новом месте не плохо, даже лучше, чем он ожидал. Начальство позволило самому вести дела, квартира, которую ему сняли, небольшая, всего две комнаты, но с высокими потолками и шикарным ремонтом. Симпатичная секретарша - Леночка, белокурая, голубоглазая, в противовес Оксанкиным карим глазам и чёрным локонам.
Поначалу всё было отлично, но потом неудача за неудачей. Ему буквально «ставили палки в колёса», не давая работать. Он даже не подозревал, как же это тяжело, одному отвечать за всё, а главное уследить за всем. Оказалось, что не такой уж он «лучший специалист». Работа, снова работа, не оставляющая времени для той жизни, о которой мечтал. Пару раз в неделю Леночка заменяла Оксанку, а в праздники добивала природа, шашлыки и неискреннее веселье, с натянутыми улыбками почти незнакомых людей, каждый из которых мечтает его подсидеть.
Он уже почти два года в чужом городе. На работе одни досадные промахи, вчера сорвал важную сделку, а точнее просто сорвался на этой сделке, наорал на поставщиков, так что и с ними продляться договор не будет. Ленка начинает проситься замуж, неужели придётся менять секретаря. Сам виноват, не нужно было связываться ни с кем на работе, теперь не сбежишь, каждый день с утра до вечера стоит кашлянуть – влетает с вопросом «Вы что-то хотели….?» и ехидно щурит свои бледные водянистые глаза. Устал.
Умер главный. Интересно, кто теперь возглавит компанию. У него был основной пакет акций, так что, наверное, его жена. По наследству ей многое досталось, в том числе и бизнес. Вроде крепкий был мужик, женился почти сразу после его отъезда сюда, а вот взял и умер, говорят – сердце.
Отзывают обратно. Как он рад, просто счастлив. Там было спокойнее и коллектив дружелюбнее, и родной город всё - таки.
Должность зама? Сам виноват, это из-за ошибок в последнее время. Ничего, он быстро восстановит репутацию. Завтра первое собрание, на котором увидит хозяйку, как-нибудь найдёт способ пообщаться поближе, пообещает помочь с делами, поухаживает. Он всегда нравился женщинам, так что с госпожой Вартоевой К.М., как написано на расшифровке подписи в приказах, сумеет найти общий язык. Говорят, что дамочка красивая и что сам Вартоев, при жизни, был от неё просто без ума.
Надел лучшую рубашку, купил новые духи, готов. Все уже на местах. Ждут хозяйку.
Оксанка, а что она тут делает? Неужели выследила?
Садится на кресло главного? Ксения Максимовна? Не может быть. А ведь точно, она, когда знакомились, представилась, как Ксюша. Он, не понимая разницы в этих именах, стал звать Оксаной, ей, наверное, нравилось, раз никогда не исправляла.
Что ж, она его наверняка ещё любит. Пообещает взять замуж – мадмуазель и растает.
Заседание прошло быстро.
- А вас попрошу остаться!
Это она ему? Голос жёсткий. Специально при посторонних. Что он Оксанку не знает? Вот сейчас все уйдут…
Даже близко не подпустила. Чужая, совсем чужая. Он её недооценил. Властная, жестокая.
Сказала, что он будет замом всю жизнь. Характеристики нормальной не получит, если решится уйти. Что он теперь её раб, навек.
Жизнь стала пыткой. Искал новое место работы – она сделала всё, чтобы не нашёл. Штрафы и выговоры один за другим.
Оксанка стала мерещиться повсюду, даже за окном его кабинета, будто она там летает, а волосы чёрные, словно змеи вокруг лица. Страшно. Дома становится совсем плохо, она всюду: в зеркалах, за окном, даже в телевизоре.
Зеркала разбил молотком прямо на стене. Кричал в окно, чтобы улетала и не возвращалась, кидал в неё тарелки, стулья, телевизор…
Что было дальше он не помнит.
Очнулся привязанным к кровати. Люди в белых халатах и решётки на окнах. Кричал, молил, чтобы отпустили.
Сколько он тут? Потерял счёт времени.
Сказали, что к нему посетители.
Она. Оксанка. Наклонилась и сказала только одно слово: «Навсегда».
Ушла.
Он бился в истерике, кричал. Прибежали врачи, сделали укол. Забылся.
Видения больше не исчезали. Лекарства не помогали.
Через год не помнил даже своего имени. Стал совершенно тихим. Смирился. Обычно сидел тихонечко в углу, отвернувшись от окна, и, качаясь, обречённо твердил только одно слово «навсегда».

@ Лана Лэнц
Ég breyttist í NORN fyrir sorgar sakir og hörmunga

Unnr F
Avatar
Unnr F
Reputation: 4170 (+4348/−178)
Posts: 5597
Joined: 2 Oct 2015
With us: 5 years 8 months

#7by Unnr » 22 Jul 2016, 7:52

Шанс.

Старуха, покачав головой, вздохнула.
Напротив сидел рыжий мужчина, с выпирающим лбом и нервно бегающими выпуклыми глазами, маленький и тщедушный.
- А ты точно этого хочешь?- спросила она, уставив на него свои блёклые от времени глаза. – Не прибежишь потом? Не будешь выть под дверью и умолять отменить то, что исправить уже никто не возьмётся?
- Нет, конечно. Я же мечтаю об этом давно, вот только шанса не выпадает. Мне бы хоть маленький, вот такусенький! Понимаешь?
Он почти соединил большой и указательный пальцы, с надеждой глядя в просвет.
- Обратного пути не будет,- устало произнесла бабка, почесав волосатую бородавку на щеке.
- Да знаю я, мне и не надо. Это же ещё со школы мечта: спать с ней рядом, дышать одним воздухом, чтобы она проводила рукой по моим волосам и говорила, что я самый лучший, понимаешь?
- Да, понимаю, что тут непонятного. Не ты первый, не ты последний!
- Она всегда была самой красивой в школе. На меня внимания не обращала. А хочу, чтобы заметила! И, чтобы не просто так, терпела меня, а чтобы полюбила, понимаешь?
- Вот чего заладил-то? Понимаешь, понимаешь… Не дура, раз ты ко мне пришёл -понимаю.
- И, чтобы не обычный приворот, а чтобы ей в радость… по…
- Молчи! Ещё раз скажешь слово «понимаешь» и я тебя выгоню,- возмутилась, топнув ногой, старуха. – Готов ты отказаться, ради всего того о чём просишь, от привычной жизни?
- Конечно, жизнь моя переменится, станет другой, рядом с ней всё будет казаться сказочно прекрасным. Это же мечта, сбудется моя мечта,- почти пританцовывая от нетерпения, радостно взвизгнул он.
- Хорошо. Помогу тебе. Приходи сюда в полночь, на полнолуние. Да, тихонько приходи, чтобы тебя не видел никто, смотри.
- Значит, берётесь? А сколько я буду должен? Что принести с собой?
- Что принести? Знамо дело, деньги. Мне квартплату за способности не отменили, так что с тебя десять тысяч. Адрес и фото твоей возлюбленной не забудь.
- Да, всё сделаю, а десять тысяч, в смысле долларов?- на всякий случай спросил её посетитель.
- На кой ляд мне твои доллары, рублей,- хмыкнув, ответила бабка. - За воду, газ и свет в долларах не принимают.
- Понял, всё понял. Приду на полнолуние обязательно, ждите, - в предвкушении того шанса, о котором он всю свою юность мечтал, проситель потопал к выходу. - А когда оно, кстати, полнолуние?
- Послезавтра.
За его спиной щёлкнул замок.
- Какое счастье, что так скоро!- воскликнул мужчина, обращаясь к старой обшарпанной двери.
Наутро, после второй их встречи, отправились они с бабкой к дому его возлюбленной.
Дождавшись, когда красавица выйдет из подъезда, старуха твёрдой походкой подошла к молодой женщине и без тени смущения, глядя своими водянистыми глазами прямо ей в лицо, произнесла:
- Возьми его себе, он так одинок, а ты добрая, он любить тебя будет, радоваться тебе. Погляди, какой он грустный.
Женщина замялась, не зная, что ответить. Давно хотела такого, а тут растерялась.
- А сколько я вам буду должна?
Она потянулась к своей сумочке.
- Ничего ты мне не должна. Он хороший, ты только люби его.
- Конечно,- обрадованно воскликнула женщина, подхватив его на руки и целуя в нос. – Я буду его любить, я о нём с детства мечтала. Спасибо вам огромное!
И она, повернув в сторону подъезда, направилась домой.
- И спи с ним, хотя бы первое время, пока привыкнет, а- то я ему обещала,- крикнула вслед бабка.
- Конечно, он же такой лапочка, - отозвалась, обернувшись, красавица.
Сидя на её руках, укоризненно, прищурив свои выпуклые глазки, смотрел на старуху тойтерьер. Он получил свой долгожданный шанс.

@ Лана Лэнц
Ég breyttist í NORN fyrir sorgar sakir og hörmunga

Alleshtina
Avatar
Alleshtina
Reputation: 2604 (+2640/−36)
Posts: 2778
Joined: 2 Oct 2015
With us: 5 years 8 months

#8by Alleshtina » 31 Jul 2016, 18:36

Случайно нашла, не могла не поделится:
Много тысяч лет до нашей эры,
Поздней ночью или поутру,
Дьявол и Всевышний (черный — белый)
В шахматы затеяли игру.

Жребий брошен теми, кто сильнее —
Поздно начинать свою войну.
Длится партия в стократ страшнее,
Где людские жизни на кону.

И взирают игроки с прищуром,
Как мы строим планы на песке.
Бой в разгаре — движутся фигуры
По никем невидимой доске.

Ловко сделан ход рукою левой —
Вот несправедливости пример —
И уж пешка стала королевой.
Но ликует рано Люцифер,

Преимущество Творца бесспорно —
Ферзь повержен, вот его удел.
Человеческих грехов поборник
Защитить фигуры не успел.

Меж добром и злом размыты грани:
Не решить давно возникший спор
где-то у истоков мирозданья.
Ведь они играют до сих пор…

Автор неизвестен
шахматы.jpg
You do not have the required permissions to view the files attached to this post.
Дьявол начинается с пены на губах ангела, вступившего в бой за правое дело

Unnr F
Avatar
Unnr F
Reputation: 4170 (+4348/−178)
Posts: 5597
Joined: 2 Oct 2015
With us: 5 years 8 months

#9by Unnr » 28 Oct 2016, 23:30

...А через пару дней случилось нечто такое, чего уж точно никто не мог ожидать.

После обеда, часа в четыре, как раз в то время, когда все обитатели подъезда были ещё на работе, к Любе пришёл Игорь. Вёл себя очень странно, говорил односложно, отводя глаза. Когда он спросил можно ли войти, а девушка уже готова была ответить «конечно», рот ей неожиданно закрыл ладонью Мартын, а Игорь отлетел к лестнице, будто его оттолкнули. Двери буквально захлопнулись перед его носом. В последний момент, перед тем, как закрылась дверь, Люба увидела злые тёмные глаза Игоря, это никак не могли быть глаза её друга, ведь он был светловолосым и сероглазым парнем.
- Это не он,- ответил на её немой вопрос Мартын. – Это что-то или кто-то в его плоти.
- Как такое возможно? – спросила вслух испуганная девушка.
- Потом объясню. Сейчас у меня есть предположение, что на тебя открыта охота. Я не знаю, кто охотник, не знаю, насколько это опасно, и почему именно ты - дичь, ведь вокруг полно других ведьм, но это небезопасно. Поэтому сейчас же отправляйся в Костышевку, в дом Пелагеи Ивановны, я открою там навесной замок снаружи, чтобы ты смогла выйти из дома, а потом вернусь сюда, всё, что смогу, разузнаю и присоединюсь к вам с бабушкой чуть позже.
Через пару минут Люба, прижимая к себе семейную реликвию, уже спускалась по ступенькам в странной сумке Мартына. Сумка непонятным образом увеличилась до размеров метр на метр, и спуск в неё напоминал лаз в погребе, там имелись даже ступеньки, и девушка шагала по ним в тёмную пустоту, остановилась лишь тогда, когда оказалась на твёрдом полу дома, откуда начались все её приключения. Ступеньки исчезли. В помещении было темно, немного пахло сыростью, но когда она нащупала рукой выключатель, комната приобрела свой обычный вид.
Девушка вышла на улицу, открыла ставни, а затем и окна, впустив внутрь свежий ветерок. Чтобы лучше проветрилось, оставила распахнутыми ещё и двери. Затем, усевшись на крыльце, закрыла глаза, вдыхая запах цветов и травы, витающий в воздухе, пытаясь успокоиться. Это ей не слишком хорошо удавалось, руки противно дрожали, а перед глазами стояло злое лицо Игоря.
Когда село солнце, она зашла в дом, обнаружив на столе горячий ужин, бес оставался педантичным слугой даже в этой ужасной ситуации.
Мартын появился ночью.
- Ну, говори, что там, - подскочили со стульев Люба и, сидящая напротив неё, Пелагея Ивановна.
- Ничего хорошего. Игоря полиция нашла мёртвым в его собственной квартире. Никто ничего не видел и не слышал. Мне пришлось придумать прорванную трубу, иначе бы его и до сих пор бы не обнаружили. Соседи снизу, как с работы пришли, вызвали коммунальщиков, мол, с потолка течёт вода, а те в полицию позвонили, чтобы можно было вскрыть замок. Там и обнаружили парня, кто-то снял с него кожу заживо, будто чулок с ноги.
Люба, закрыв лицо руками, упала в полуобмороке на стул.
- Ой, прости, я не подумал, он же был твоим приятелем, - спохватился бес.
- Ничего, продолжай, - сквозь слёзы пробормотала девушка.
- А больше сообщить почти нечего. Кожу нашли по адресу его друга, Владлена, помнишь, ты рассказывала, который вешаться из-за несчастной любви хотел. Тут полиции, по моей просьбе, помогли мои знакомые мелкие бесы, иначе сами они никогда бы с этим не справились, по крайней мере, не так быстро. А мелким помог наш хозяин дома, кстати, прорыв в трубе тоже он организовал.
Парень тот, как оказалось, квартиру снимал, но приходил туда редко. Сейчас он в розыске, только найти его не могут, да и не смогут, полагаю. Свои связи я подключил, если что-то новое разузнают - сообщат. Возвращаться домой тебе пока опасно. Ты не готова, опыта маловато, а я хоть и не какой-то там мелкий дилетант, но пока не выясню с чем имеем дело, рисковать не стану.
- Ты всё правильно сделал, - поддержала Мартына Пелагея Ивановна. – Рисковать жизнью нашей девочки мы не имеем права.
- А могу я отказаться от всего этого? От знаний, от колдовства. Из-за меня люди гибнут. Зачем мне такая жизнь? – рыдая, спросила у бабушки Люба.
- Поздно, милая, слишком поздно, ты выбрала свой путь и прервётся он лишь одновременно с твоей жизнью. С этим ничего не поделаешь. Ты пойми, люди гибнут, так было и будет всегда, увы, не в наших силах прекратить это. Смерть всё равно соберёт свою жатву, как бы они не сопротивлялись.
- Но ведь из-за меня же!
- Нет, Любочка. Просто парнишка оказался не в то время и не в том месте. Виновата не ты, а тот, кто его убил. Теперь ты вправе отомстить, чтобы это зло никого больше не смогло лишить жизни вот так, как этого мальчика, но для этого нужно стать сильной, очень сильной.
- Я стану! – вдруг, перестав плакать, тихо, но очень уверенно произнесла девушка. – Я обязательно стану, и отомщу!
Она сказала это так, что Мартын и Пелагея Ивановна переглянулись. В её словах звучало столько силы, что будь в этот момент перед ней скала – от неё бы осталась только пыль.
Бес, между тем, осторожно положил на стол два загранпаспорта и билеты.
- Сегодня отдохни, успокойся, - произнёс он вкрадчивым голосом,- Тебе непросто сейчас, я понимаю. (...) Привыкнешь постепенно к подобным стрессам, а сейчас тебе нужно отдохнуть, сменить обстановку.


@Лана Лэнц. Отрывок из книги "Невероятное наследство"
Ég breyttist í NORN fyrir sorgar sakir og hörmunga

Unnr F
Avatar
Unnr F
Reputation: 4170 (+4348/−178)
Posts: 5597
Joined: 2 Oct 2015
With us: 5 years 8 months

#10by Unnr » 18 Nov 2016, 23:33

И опять ведьминский сказ сударыни Лэнц))

Кошатница.

- Гляди, гляди, Семёновна, Настасья с пятого этажа опять приблудного котёнка к себе поволокла, - толкнув в бок локтём свою собеседницу, шёпотом изрекла сидящая на лавочке дородная дамочка лет шестидесяти с выщипанными и ярко обведёнными чёрным карандашом бровями.
Одетая в трикотажные брюки и блузу с вычурным бантом на груди она выглядела, как представитель гос. организации времён СССР. Таких кофточек давно никто не носил, но она была по-своему нарядной, даже модной лет двадцать пять – тридцать назад, поэтому хозяйка носила вещь гордо, да и донашивать практически новое изделие когда-то нужно, не вечно же ему пылиться в шкафу.
Её собеседница и почти ровесница, одетая не так пышно, в обычное поношенное трикотажное платьице, которая явно проигрывала в солидности соседке, кивнула в ответ.
- И не говори, Катерина. У них в квартире этих котов и так штук пять уже, если не больше, а она всё тащит и тащит. Скоро в подъезде кошатиной пахнуть начнёт.
- Пока не пахнет, видать убирает за ними внучка её, Дашка. Ни парней с ней не видела ни разу, ни подруг. Так девка в старых девах и останется, кого же она сможет в дом привести, если там одни кошки? И бабка её старая, а крепкая, я как-то за ней шла по лестнице, так та легко, без отдышки, на пятый этаж топала, а лет ей на вид около восьмидесяти, если не больше.
- Правда твоя. Так-то симпатичная деваха, на бабку свою, Настасью, сильно похожа, и такая же молчаливая, слова не вытянешь. Поздоровается и бегом бежать, будто за ней гонятся. Я как-то хотела расспросить про их семейство, что да как, так куда там, только пятки мелькнули.
Соседки остались внизу на лавочке у подъезда, а Настасья Ивановна поднялась на свой пятый этаж, открыла ключом двери квартиры и вошла внутрь.
- Принимайте пополнение, - громко произнесла она разуваясь.
Из комнаты навстречу хозяйке вышли сразу несколько котов.
- И кто у нас на этот раз? – задал вопрос самый крупный из них, красивый лоснящийся чёрный кот, вопросительно посмотрев на женщину, которая на глазах молодела, превращаясь из Анастасии Ивановны в её внучку Дашу.
- Мальчик, Генрих, снова мальчик. Я даже не уверена, что смогу обнаружить самочку вашего вида, сам знаешь, не первый век ищу. Ваши прародители, конечно, молодцы, что перед гибелью успели укрыть своих отпрысков от любопытных глаз под кошачьим обличием, но попробуй издали отличи кошку от дракона. Только глаза и выдают. Не беспокойся, живёте вы долго, одна самочка да сыщется, продолжится ваш род. Я, кстати, завтра вас с Лео на природу повезу, полетать, как обещала, а утром вернёмся с первой электричкой. На следующей неделе Топотун с Василием поедут.
Коты, кивнув по поводу очерёдности на полёты, удалились.
Новый котёнок оказался мальчиком, так что интересного мало.
- Полетать, это хорошо, - мечтательно подняв глаза к потолку, произнёс, оставшийся рядом с хозяйкой, Генрих. – Иди, купай этого мелкого. Похоже, совсем ещё маленький, из яйца недавно вылупился, не знает, кто он такой, даже говорить не умеет.
- А ты умел? Пока зелья не налакался, молчал, как рыба в аквариуме, только мурчал тихонько, наевшись мяса до отвала или орал, когда требовал сардельку, это всё твои немецкие замашки. Развязать дракону язык ещё та наука. Вам не сообщи кто вы на самом деле, так и станете все свои девять жизней мышей ловить. А если на девятой вам не вернуть то, что спрятано от чужих глаз, так кошками и сгинете. Хорошо, если кто из котят унаследует ген, но сам знаешь, раз в век и то не всегда такое случается. А этот, похоже, и впрямь из яйца. Глаза удивительные. Я его из Средней Азии заполучила, случайно фото на одной из страниц в соц. сетях увидела, сидел под забором, воробья ел. Мне его поймали и с проводником в коробке передали, за деньги, конечно, правда, за небольшие, не то что Топотуна. Как хорошо, что интернет придумали.
- Воробья?
Генрих расхохотался.
- Не смешно. Малыш выживал, как мог. Это тебе повезло к колбасной лавке в Германии прибиться. Помнишь, как я тебя, толстого, еле доволокла до поезда в 1956- ом? Хорошо, что ты из ГДР в ФРГ не удрал, было бы сложнее. Если бы не твоё белое пятно, никто бы там тебя не кормил, чёрных кошек там не обожают, - заявила Настасья Ивановна, а точнее уже Даша.
Чёрный кот хмыкнул.
- Ребята, вы можете принять свой облик, раз я уже дома. Только рост случайно не добавьте, как в прошлый раз Василий. У меня лишних люстр нет.
- Кстати, да, - произнёс Генрих, превращаясь в небольшого чёрного дракона.- Как этого назовём?- он кивнул на чумазого котёнка, которого Даша уже несла в ванную, прихватив из комнаты и перекинув через плечо, большое банное полотенце.
- Мурзой назовём. Он всё-таки из Азии. При посторонних Мурзик будет, вполне кошачье имя. Оно в переводе означает господин или царь, не помню точно. Глаза у него необыкновенные, золотые прямо, так что вполне подходит, по-моему. Как тебе?
- Мурза так Мурза, да хоть Эмир.
После ванной котёнок из грязно серого превратился в светло рыжего, а после того, как выпил зелье, и вовсе в золотого.
- Золотой дракон? Впервые вижу такого,- удивлённо произнёс Лео.
Коты, которые теперь выглядели, как драконы в миниатюре, расселись вокруг уснувшего после мытья малыша. Он ещё не понял, что он оказался драконом и, уставший после долгой дороги, наевшись досыта мяса и свернувшись клубочком в лежанке, мирно спал, обняв мягкую игрушку, которую ему дала Даша.
@ Лана Лэнц
Ég breyttist í NORN fyrir sorgar sakir og hörmunga

Vetur
Avatar
Vetur
Reputation: 839 (+859/−20)
Posts: 872
Joined: 14 Oct 2015
With us: 5 years 8 months

#11by Vetur » 20 Nov 2016, 18:25

Я -Женщина. Резва, мудра, хитра...
Живущая по собственным законам...
Готовящая зелья у костра
С невинным взглядом едких глаз зеленых...

Коснись меня - и рук не оторвешь...
Я - Женщина с атласно-гладкой кожей...
Вонзающая в сердце острый нож...
Ты без него отныне жить не сможешь...

Я - Женщина, которой для Тебя
Не жаль сжигать мосты и рушить стены...
Я - Женщина, которая, любя,
ТЕБЯ Предпочитает Всей Вселенной...

Я - женщина, идущая к тебе...
И не собьют с пути жара и вьюги...
Я - ЖЕНЩИНА... Смеюсь в лицо Судьбе...
И не боюсь ее... Ведь с нею мы - Подруги..

Added after 4 minutes 48 seconds:
The Prince is never going to come, everybody knows that. ©

Не буди меня, принц мой. Звезды в холодной мгле
Ярче и зорче моих потускневших глаз.
Время сплело кружева на моем челе,
Рот иссушило.
Румянца огонь угас.

Мыши изгрызли платье, и черт бы с ним -
Вышло из моды сколько там лет назад?
Замок над лесом высится, нерушим,
Но обвивает змеею его лоза.

Замок - обитель мышей, пауков и сов,
Я - его пленница в башенке на углу.
Давно затянулся тиной глубокий ров,
И кости остались от самых верных слуг.

Взвился терновник к небу по волшебству,
Встал вокруг замка колючей своей стеной.
Здесь не поют, не плачут и не живут
С тех пор, как узнало вкус крови веретено.

Принц мой, поверь: любая захочет стать
Тебе кем угодно - любовницей ли, женой.
А у меня изъели жуки кровать,
У изголовья гнездится осиный рой.

Но несмотря на слезы цветущих дев,
Слуга твой седлает выносливого коня.
В сияющих латах царственный юный лев
Мчится за горы, чтобы спасти меня.

Милый, тебя здесь упадок и тленье ждут,
Колкий терновник, кости и черепа.
Вязко течет бесконечность моих минут.
Принц, ты уверен, что я продолжаю спать?

Пальцы еще сжимают веретено -
Цепкая хватка, застывшая на века.
Лес укрывает замок зеленым сном,
Вгрызается жадно в каменные бока,

Кирпич за кирпичиком в недра свои берет,
Жрет серый камень когда-то надежных стен.
...Ты поцелуешь холодный и бледный рот -
А я не жду ни принцев, ни перемен...

Знаешь, легенда эта безбожно врет,
Что спящую деву не тронул жестокий тлен.
В жизни, мой принц, бывает наоборот -
Я умерла в плену этих стылых стен.

Added after 1 minute 12 seconds:
Часовня

Холодно в заброшенной часовне,
Чуть трепещет белая свеча.
Не идёт молитва с уст бескровных,
А ладонь дрожаще-горяча.

За окном дождя извечный ропот,
И дыханье чьё-то, там, в тени!
Свет и тень. Бессвязный полушёпот:
«Господи... Иисусе... сохрани!..»

Гром! Удар! И гаснут, гаснут свечи –
За одной другая. «Защити...»
И со всех сторон несутся речи:
- Виноват... виновен... Отплати!

Дуб – огромный дуб – качает ветер.
Из такого делают гробы!..
Бледное лицо при лунном свете
Тускло отливает голубым.

Опустилась дымная завеса:
«Зря, родимый, ты приехал зря...»
...Вдруг утихло всё. Встаёт над лесом
Ранняя неяркая заря.

И ничто так не ласкает слуха,
Как победный петушиный крик.
...Сердце ждёт прихода злого духа,
А в тумане – юный страшный лик.

Тёмный взор мерещится, блистая,
Неотвязно на твоём пути.
«Ты вернёшься, милый. Я-то знаю!»
Не забыть, не скрыться, не уйти...

Added after 38 seconds:
Трещит костер


Толпа взбесилась. На заре
Разыгран акт последний:
На наспех сложенном костре
Сожгут сегодня ведьму.

- За что ее? Ей 20 лет!
- Нас отравить хотела.
- А отравила? – Вовсе нет.
Наверно не успела.
-А кто узнал? – Донес сосед:
Она варила зелье.
-А может, это пьяный бред,
Или мираж с похмелья?
- Да кто сегодня разберет:
Все дело шито-крыто.
Ее имущество возьмет
Наш главный инквизитор.
Она – небедная вдова,
Был муж – вояка славный.
Но он – шальная голова
И забияка главный.
Нарвался в драке он на нож,
Не помогли и латы.
Идет имущества дележ –
Все ищут виноватых.
Хотел богатым стать сосед,
Но, видно, просчитался.
Зря на вдову писал навет:
С наветом и остался.

Трещит костер, толпа ревет,
От боли дева плачет…
Кто здраво мыслит – тот поймет,
Что не могли иначе.

А как у нас? Начнут делить -
И брат попрет на брата.
Друг друга лупят до крови
И ищут виноватых.

Added after 3 minutes 49 seconds:
Ведьма по сути - коварная, грозная,
Искоса глянет - ударит гроза.
Слабая в чем-то, а в чем-то - стервозная,
Гневом пылают стальные глаза.

Ведьма по образу - нежная, страстная,
Каждое слово - горячий костер.
Страсти кипят, точно лава опасная
Встретить ее не судьба - приговор.

Ведьма по случаю - слабая, хрупкая,
Нервы сдают и сдают тормоза.
Криком пронзает реалии грубые
Меры не знает, не знает конца.

Ведьма от боли - колючая, резкая,
Все для других, ничего для себя.
В юности девушка - легкая, дерзкая,
К зрелости - ядом разит, как змея.

Ведьма из принципа - борется, борется,
Совестью, жизнью, карьерой, людьми...
У образов в полнолуние молится,
Сердце и душу терзая плетьми.

Ведьма по крови - холодная, гордая,
Мимо пройдет не оставив следа.
И не заметит плебея покорного
Слишком высоко ее голова.

Шлюхой, служанкой, кумой, королевой -
Ведьмы по миру шагают легко.
Манят отчаяньем, верностью, верой,
Страстью, прощением, просто теплом...

Вмиг околдуют и наши мужчины,
Разочаруясь, нам "ведьма" кричат...
Ведьма... Кострами Тосканы и Рима,
В сердце обиженном вспыхнет печать.

Ведьма уйдет, чтобы встретиться с Мастером,
Ведьма, как кошка, сама проживет.
И, замарав неудачу фломастером,
Танком попрет свою жизнь вперед.

Только шабаш, вот выходит печальным -
Рюмка вина, да и слезы текут.
Ведьмы не пляшут в святилище дальнем,
Ведьмы с тоскою по жизни идут.
Вернуться к началу Перейти вниз

У ведьмы век хотя и долог,
Но он - не сахар, не халва.
И о ее суровой доле
Гудит досужая молва:
Мол, все кипит котел чугунный
И варят полный в нем отстой...
Не обещайте ведьме юной
Дороги легкой и простой.

У ведьмы нет врагов, но все же
Есть постоянный оппонент:
Защитник лягушачьей кожи
И пацифист-интеллигент.
Им помело терзает нервы,
А заклинанья режут слух...
Пускай не станет ведьма первой,
Зато всегда - одной из двух!

Напрасно требуют мужчины
Покончить с бабьим колдовством.
(У них на это есть причины,
Но эта песня не о том).
А взгляд влюбленный ночью лунной
Сильнее всякой ворожбы.
Не обещайте ведьме юной
Больших подарков от судьбы!

Она сама всего добьется,
Она сумеет все понять.
И ей удача улыбнется,
И повернется время вспять.
И будут баловни фортуны
Толпиться у ее окон.
Не обещайте ведьме юной
Покоя - ей не нужен он!

А ведьмы тоже умеют плакать,
И тоже умеют страдать...
Их тоже можно обидеть,
И тоже можно предать...

Неправда, что ведьмы – злодейки,
Они тоже могут мечтать
О принце, о замке, о счастье...
Но этого всем не понять...

За смехом боль сердца скрывая,
Она на метле пролетит...
Слезинка невольно проглянет
И вниз, умирая, слетит...

Любви сердце ведьмы открыто,
Она с детства хотела любить...
Пусть взгляд её будет сердитым,
Но в сердце добро будет жить!

За что же мы ведьм осуждаем?
За что ненавидим мы их?
Ведь ведьмы все тоже страдают...
В ночи можно слышать их крик...

И пусть в глазах ведьмы холод,
Но в сердце тепло и добро...
У ведьмы есть тот, кто ей дорог,
И тот, кто так любит её...
Я знаю, что ты можешь связать одной ниткой все четыре ветра...

Dana
Avatar
Dana
Reputation: 644 (+647/−3)
Posts: 558
Joined: 31 Oct 2015
With us: 5 years 7 months

#12by Dana » 21 Feb 2017, 0:04

Изгоем вечным жить...
Какой уж в этом прок?
Но вынужден платить
За все любой пророк.

Как поступить с тобой -
Поймет любой дурак!
Ведь, если ты иная -
Ты - априори - враг!

На крест, иль на костер...
Тут - как кому дано.
Проклятья и позор -
Так, видно, суждено.

И снова злобы крик:
- Сожги ее скорей!!!!
Ну, что ж, палач, ты сник?
Давай же, не робей!

Но вновь не закричу,
В страстей попав разгар.
Я знаю, что плачу
Сейчас за Б-жий дар!

Кому дано стократ -
С того и спрос иной!
Ты что ж, народ, не рад?
Я снова пред тобой!

Не спрячу зелень глаз,
Не поверну я вспять.
Костер... В который раз...
Но мне - не привыкать...
Я девушка тихая, скромная. Обидите- тихо закопаю, скромно отпраздную.

gor
Avatar
gor
Reputation: 265 (+267/−2)
Posts: 219
Joined: 29 Sep 2015
With us: 5 years 8 months

#13by gor » 21 Feb 2017, 1:18

Ах, иначе в былые года
Колдовала земля с небесами,
Дива дивные зрелись тогда,
Чуда чудные деялись сами...

Позабыв Золотую Орду,
Пестрый грохот равнины китайской,
Змей крылатый в пустынном саду
Часто прятался полночью майской.

Только девушки видеть луну
Выходили походкою статной,-
Он подхватывал быстро одну,
И взмывал, и стремился обратно.

Как сверкал, как слепил и горел
Медный панцирь под хищной луною,
Как серебряным звоном летел
Мерный клекот над Русью лесною:

Я красавиц таких, лебедей
С белизною такою молочной,
Не встречал никогда и нигде,
Ни в заморской стране, ни в восточной.

Но еще ни одна не была
Во дворце моем пышном, в Лагоре:
Умирают в пути, и тела
Я бросаю в Каспийское море.

Спать на дне, средь чудовищ морских,
Почему им, безумным, дороже,
Чем в могучих объятьях моих
На торжественном княжеском ложе?

И порой мне завидна судьба
Парня с белой пастушеской дудкой
На лугу, где девичья гурьба
Так довольна его прибауткой".

Эти крики заслышав, Вольга
Выходил и поглядывал хмуро,
Надевал тетиву на рога
Беловежского старого тура.


<1915>Гумилев.Н.

Unnr F
Avatar
Unnr F
Reputation: 4170 (+4348/−178)
Posts: 5597
Joined: 2 Oct 2015
With us: 5 years 8 months

#14by Unnr » 1 Mar 2017, 11:13

Расточитесь, духи непослушные,
Разомкнитесь, узы непокорные,
Распадитесь, подземелья душные,
Лягте, вихри, жадные и черные.

Тайна есть великая, запретная.
Есть обеты - их нельзя развязывать.
Человеческая кровь - заветная:
Солнцу кровь не велено показывать.

Разломись, Оно, проклятьем цельное!
Разлетайся, туча исступленная!
Бейся, сердце, каждое, - отдельное,
Воскресай, душа освобожденная!

З. Гиппиус
Декабрь 1905
Ég breyttist í NORN fyrir sorgar sakir og hörmunga

Unnr F
Avatar
Unnr F
Reputation: 4170 (+4348/−178)
Posts: 5597
Joined: 2 Oct 2015
With us: 5 years 8 months

#15by Unnr » 5 Mar 2017, 12:40

Мурзик учился очень быстро. К концу следующей недели он уже отлично разговаривал на человеческом языке, после чего слово «дай» стало его любимым.
Случались и неприятные моменты. Дракончик пристрастился к карамели, которую он мог съесть невероятное количество. Даше даже пришлось ограничивать его, чтобы у малыша не заболел живот. Он умудрялся подойти с просьбой выдать конфетку к каждому и не один раз. Поначалу его поощряли сладким за выученные слова и за то, что научился превращаться в котёнка и обратно в дракончика очень быстро, но Мурза в силу своей сообразительности начал прибегать к шантажу.
Угроза прозвучала, когда в двери позвонила почтальон.
Мурза без конфеты отказался снова выглядеть милым котиком, грозясь неожиданно выскочить в драконьем обличии, когда Дарья откроет двери.
Даша, недолго думая, попросила Генриха утащить расшалившегося малыша в спальню, что тот и сделал.
Почтальон отсчитала Анастасии Ивановне пенсию, удивившись, что в спальне кто-то кричит, рычит и визжит.
- У вас вроде бы внуков нет, - спросила она. – Даша-то замуж не собирается?
- Собирается, - ответила старушка, - как учёбу закончит, сейчас про это думать рановато, ей ещё долго учиться, так что не тороплю девочку. А шум, так это Дашенька с сыном подруги играет. Он как бы дракон, а она рыцарь, который с ним сражается. Утащила его от двери, хотел в маске, которую ему родители из Тайланда привезли, выскочить и вас напугать. Вон кричит, если конфет не дадите – выскочу, напугаю, я же дракон, слышите?
- Да уж, дети сейчас пошли неугомонные. Вот у моей сестры внук…
Почтальонша хотела продолжить беседу, рассказав всё, что только знает о непослушании подрастающего поколения, но Анастасия Ивановна, быстро пересчитав деньги, спохватилась, что у неё на плите молоко стоит, она кашу для баловного мальчика варит, а потому послушать её, к сожалению никак не может.
- Потом обязательно расскажите, а сейчас извиняюсь.
- Конечно,- понимающе закивала почтальон, - идите, если сбежит молоко, потом долго в квартире запах стоять будет, да и мне тоже уже пора идти.
Как только двери закрылись, Анастасия Ивановна снова стала Дарьей.
Она включила компьютер, позвала Мурзика и показала ему лысых кошек разных пород (специально выбрав самых некрасивых). Некоторые представители этих котиков очень миленькие, но иногда попадаются неприятные, особенно розового цвета, которые выглядят, словно с них ободрали кожу.
- Видишь? Вот, что бывает, если кушать сладкое без меры. Я уже не говорю про то, что можешь ослепнуть и перестать слышать. Кошка вон как облезла, и у тебя тоже уже начали чешуйки отпадать. Будешь таким же, если не прекратишь объедаться конфетами.
После заявлений Мурзы о том, что это не правда, и что она его специально обманывает, потому что ей жалко сладостей, Дарья принесла несколько чешуек, которые выпали в первый день его пребывания, объявив, что они начали сыпаться со спящего дракончика после того, как тот увлёкся бесконтрольным поеданием карамели.
Это действительно была ложь, но ложь во спасение, поэтому все драконы, кого он переспросил на предмет правдивости сказанного, дружно кивали головами, подтверждая её слова, хотя исподтишка поглядывали с укором, слишком уж жестоко для мелкого.
Быть таким же, как та облезлая кошка на экране монитора, Мурзику конечно же не хотелось. Для него, ни разу не видевшего лысых кошек, существование подобных представителей рода к которому он, как бы там ни было относился практически наполовину, стало настоящим шоком. Особенно некрасивы были метисы, у которых шерсть торчала клоками, где ей заблагорассудится, при полном отсутствии оной на остальной части щуплого тельца.
- И такое не лечится, - продолжала пугать Дарья, - даже котята потом рождаются без шерсти, вот, смотри.
Девушка тут же подтвердила сказанное фотографией.
Дракончик даже закашлялся от испуга.
Нужно ли говорить, что после этого, ваза с конфетами спокойно стояла в серванте, больше не привлекая внимания малыша. Даже от разрешённых двух конфет в день, он отказался, не смотря на то, что Даша объяснила, что столько съедать можно и это для него безопасно.
© Лана Лэнц " Кошатница" (отрывок)
Ég breyttist í NORN fyrir sorgar sakir og hörmunga

Unnr F
Avatar
Unnr F
Reputation: 4170 (+4348/−178)
Posts: 5597
Joined: 2 Oct 2015
With us: 5 years 8 months

#16by Unnr » 7 Mar 2017, 8:30

Я мясо варила и песенку пела,
Слова там меняла легко, как хотела…
Мне как-то не очень сегодня везло,
Случайно я вызвала древнее зло.
Быть может, я что-то чертить успевала,
Когда ложкой накипь с бульона снимала,
Но, как бы то ни было, акт колдовства,
Свершили и действа мои и слова.
Теперь я не знаю, что делать мне с этим,
Коль вызвала, значит, пред ним я в ответе,
Оно горько плачет и хочет домой,
Соседей пугает в ночи его вой.
Сначала, оно меня «строить» пыталось…
Но толку-то нет, в нём, вдруг, что-то сломалось.
Оно лишь взглянуло на души людей,
И стало молить, возвращай, мол, скорей.
А я не умею, я просто варила,
И, даже, что пела не помню – забыла.
Сидит гость мой рядом, он воет с тоски,
Уж слёзы текут у него в две реки.
Не знаю, как быть, и ищу в интернете,
Вдруг, Гугл мне хоть что-то про это ответит…
- Не плачь, ты же зло, выше нос… - говорю,
Я завтра, попробую, кашу сварю.
©
Ég breyttist í NORN fyrir sorgar sakir og hörmunga

Unnr F
Avatar
Unnr F
Reputation: 4170 (+4348/−178)
Posts: 5597
Joined: 2 Oct 2015
With us: 5 years 8 months

#17by Unnr » 26 Mar 2017, 19:03

Малолетний художник.
- Здравствуйте. Это вы эксперт по оккультным наукам?- спросил подошедший к ней мужчина.
- Можно и так сказать. Только я - историк, а не знаток чудес и сказочных превращений, - улыбнулась она
- Позвольте представиться. Меня зовут Евгений Дмитриевич, можно просто Евгений. Это я звонил вам на кафедру, профессор. Мне сказали, что вы разбираетесь в таких делах, одна из лучших в мире, а возможно, и самый лучший специалист.
Перед ней стоял невысокий седеющий мужчина лет сорока с хвостиком, карие глаза его были небольшими, но круглыми, что смотрелось немного необычно, даже забавно.
- Очень приятно, моё имя вы знаете, я - Елена Михайловна. Лучше так и называть, привыкла в университете. – По поводу «лучшей» я бы поспорила, но это не важно. Так что вы говорили по телефону про рисунки или картины? Я не совсем поняла из вашего звонка, при чём тут история и оккультизм, возможно, нужно было бы в художественный ВУЗ обратиться.
- Нет, это точно к вам. Мой Славик ровненько без всяких линеек и циркулей рисует, и это, наверное, действительно по их части. Но тут важно ни как, а что. Взгляните. Я вас для этого и пригласил, - произнёс он с лёгким раздражением в голосе.
Собеседник заметно нервничал.
У неё в руках оказалось несколько альбомных листов. Круги и треугольники её не смутили, геометрические фигуры, всего-то, хотя и вызвали небольшое удивление. Нарисовано было действительно идеально ровно и, к тому же, профессионально заштриховано.
- Хорошие работы. Ваш сын чертёжник?- спросила она, продолжая рассматривать рисунки.
- Нет, что вы. Ему четыре года, он ещё в садик ходит.
- Тогда он гений, если вы не лукавите, конечно, - произнесла она. Елена Михайловна уже пожалела, что потратила время, решив, что мужчина, конечно же, приврал. Нарисовано явно при помощи линейки и циркуля, да и рисовал, наверняка, никакой не ребёнок, а он сам или другой взрослый человек.
И тут у неё на выбоине в тротуарной плите подвернулся каблук, она оступилась. Евгений Дмитриевич поспешил подхватить её.
- Вы присаживайтесь. Вот скамеечка, - торопливо произнёс он.- Не потянули мышцу?
- Спасибо, всё в порядке, - ответила Елена Михайловна, приземляясь на давно некрашеную скамейку.
Профессор взяла в руки последний лист, сама не понимая зачем, ведь она уже сделала для себя выводы по поводу этих работ. Но этот лист отличался от остальных. На нём была совершенная пентаграмма, украшенная множеством странных для непосвящённого человека знаков. Даже она не знала, как точно расшифровываются некоторые из них, хотя это была далеко не первая пентаграмма, которую ей приходилось видеть за свою жизнь.
Придумать такое, не зная тонкостей, не разбираясь в истории магии и оккультизма досконально, было невозможно. Срисовать где то – это тоже вряд ли. Слишком редкие письмена, такие можно найти лишь в старинных склепах под семью печатями, но, чтобы такое раздобыть, придётся многим поплатиться, так как цена таких знаний обычно слишком высока. А в библиотечных книгах и, тем более, на просторах интернета, подобного не отыщешь. Научная литература тоже такими вещами не изобилует. В мире лишь несколько учёных могут быть в курсе, как расшифровать эти записи.
- И давно он так умеет рисовать? – стараясь не подавать вида, что она безмерно удивлена, спросила женщина.
- С полгода уже. Сперва каракули делал, типа вот этих, - Евгений указал на письмена. – А потом начал геометрические фигуры выводить и звёзды разные.
- В смысле разные? Вы же только одно изображение пентаграммы принесли.
- Чего, простите?
- Рисунок с пятиконечной звездой. Пентальфа, пентагреон…от греческого пента – пять, по количеству вершин этой геометрической фигуры.
- А, это, - махнул рукой мужчина.- Он разные звёзды рисует, есть и шестиконечные и даже восьми, говорит, что видит это всё во сне.
- Можно на них тоже взглянуть? А ещё лучше бы посмотреть на самого автора этих произведений, художника так сказать.
- Конечно. Я как раз сейчас в садик за ним пойду. Хотите, отправимся туда вместе, а потом к нам в гости, чая попить и рисунки посмотреть зайдём.
- Хорошо. Идёмте.
Спустя минут пятнадцать они подошли к детскому саду. Евгений Дмитриевич показал рукой в сторону гуляющих на площадке детей.
- Вон там их группа. Видите в синем костюмчике с жирафом мальчик, это он.
Елена посмотрела в том направлении, куда указал мужчина.
Ребёнок среди остальных детей ничем особо не выделялся: светлые волосы, короткая стрижка, костюм с жирафом, яркие носочки, синие в цвет костюма кроссовки. Он с удовольствием носился по площадке, играя в догонялки с другими детьми.
- Милый у вас сын, - произнесла женщина. – Наверное, в маму такой светленький?
- Да. В неё,- немного смутившись, ответил отец.
Мальчик заметил их, стоящих около ограды, и внимательно посмотрел на Елену.
- Вы знаете, я, пожалуй, пойду. Позвоните мне завтра, и мы договоримся о встрече. Я совершенно забыла. У меня сегодня ещё есть дела, – вдруг неожиданно для себя заторопилась она.
- Ну, что ж. Хорошо. Тогда до завтра. Извините, не могу вас проводить, надо забрать ребёнка и домой, ключа у жены нет, забыла утром, - с сожалением произнёс он. – Рисунки возьмите. Потом внимательнее посмотрите. Хотите я остальные вам тоже домой принесу?
- Спасибо. Обязательно вам перезвоню, поговорим, номер я записала. Домой не нужно, вечером я занята, не успею всё посмотреть. А сейчас, простите, очень тороплюсь.
Елена взяла листы с рисунками и, положив их в сумку, быстро пошла к трамвайной остановке. Ей не нужно было спешить, ведь на самом деле запланированных на сегодня дел у неё не было, но подгоняло какое-то неприятное ощущение тревоги, после того, как она встретилась взглядом с мальчиком, игравшим на площадке около детского сада.
Почти до самого дома она шла очень быстро. На перекрёстке Елену Михайловну чуть не сбила машина. Тормоза завизжали, приводя женщину в себя.
«Что я делаю? Почему бегу?»- подумала женщина, сделав усилие и перейдя на спокойный шаг.
Наконец-то она перешагнула порог своей квартиры.
Елена свой дом любила. Профессорская квартира была большой и хорошо обставленной добротной мебелью. Это заслуга её отца, тоже профессора. Это он привил дочери интерес к науке, к тому же в то время учёные почитались, не то, что сегодня. Квартиры им от государства выдавались просторные, по особым талонам профессура получала импортную мебель, дефицитные продукты, вещи.
Переодевшись в ситцевый халатик, сварила кофе и, поставив рядом с собой чашку с горячим чёрным напитком, разложила на столе листы, переданные ей мужчиной.
До конца так и не поверив, что это работа ребёнка, она принялась расшифровывать изображения на рисунках. Не столько от того, что пообещала их посмотреть внимательнее, сколько из профессионального интереса.
Многие из символов были знакомы, поэтому понять, что подразумевал автор, не составило труда, но некоторые заставили поломать голову. Таких профессор никогда прежде не видела. Она достала свои заметки из последних экспедиций и долго выискивала там хоть какие-то совпадения. Ей казалось, вот-вот разгадает загадку, которая захватила, как всегда, целиком, без возможности оторваться пока она её не решит, но в последний момент хитрый иероглиф «отбрасывал хвост», как изворотливая ящерица, и оказывался совсем не тем, которым она его считала.
- Кто же этот мальчик? Кто прикрывается ребёнком, рисовал явно кто-то другой. Попрошу, чтобы он нарисовал при мне, иначе ни за что не поверю.
Она налила ещё кофе. Ночь обещала быть бессонной.
Утро наступило незаметно, около половины четвёртого проснулись птицы и начало светать. Перед глазами на фоне рисунков ей мерещились глаза мальчика из детского сада.
Если не считать небольшого недосыпа и связанного с ним лёгкого головокружения, день прошёл нормально.
В обед позвонил Евгений Дмитриевич, чтобы уточнить, когда они смогут встретиться.
- Подходите на кафедру, я вас буду ждать, - ответила Елена Михайловна, - я в шесть вечера сегодня освобожусь, так что подходите с сыном.
Ровно в шесть они пришли. Мальчик был нарочито равнодушен к происходящему, зато его отчим – сама любезность. Это цепко держало Елену в напряжении с того момента, как они вошли. Мужчина представил ей сына:
- Вот, как я вам и говорил, это мой Слава.
- Очень приятно, меня можно называть тётя Лена. Давайте перейдём в мой кабинет, - пригласила профессор. – Там нам никто не будет мешать.
Они поднялись на следующий этаж. Студенты давно разошлись по домам готовиться к экзаменам, в тишине только эхо гулко отозвалось и разнесло звук от их шагов по пустынному коридору.
- Закройте двери на ключ, - попросил мальчик, когда они вошли.- Я стесняюсь, вдруг кто-то войдёт.
Елена Михайловна с улыбкой выполнила его просьбу, а заодно включила свет. Окна аудитории выходили на восход, поэтому вечером там было немного мрачновато.
- Что же, приступим. Вот лист бумаги, попрошу тебя начертить круг.
Не успела она ничего больше сказать, как ребёнок взял ручку с её стола и моментально сделал то, что она просила. Причём идеально, не каждый даже с помощью циркуля так бы сумел.
- Это не интересно, - заявил он.- Давайте я большой круг начерчу и покажу вам, какие картинки увидел сегодня во сне.
- Хорошо, - ответила профессор, отметив про себя, что мальчишка не особо-то и стесняется, но зачем-то двери закрыть попросил.
В это время Славик уже начертил мелом на полу совершенно ровный круг, предварительно попросив отчима сдвинуть столы и освободить место. На рисунке появились звёзды разной величины , латинские буквы и слова.
Женщина тоже взяла в руки мел, чтобы скопировать некоторые из них на доску.
После завершения своей работы, которую Елена Михайловна внимательно разглядывала, малыш попросил её встать в центр круга, объясняя это тем, что если смотреть из центра, закорючки (так он называл знаки и буквы) становятся совсем другими.
- Вот смотрите, - произнёс он, и начал читать что-то, похожее на заклинание, произнося слова на латыни.
Профессор кивнула и подошла к кругу.
В этот момент ребёнок мельком поднял на неё свои ставшие тёмными глаза, оторвавшись от написания последнего знака, и женщина, схватив его за плечо, резко швырнула в круг.
Евгений Дмитриевич, до этого гордо смотревший на сына, не успел опомниться, как она мелом исправила несколько иероглифов, нарисованных до этого, быстро написала вокруг начерченного кольца какой-то непонятный текст, больше похожий на абракадабру, и скороговоркой начала что-то говорить на незнакомом ему языке.
Ребёнок был в шоке, он не мог сдвинуться с места. Через секунду что-то завыло, словно они оказались в окружении стаи волков. Раздался треск и одна за другой погасли все лампочки в аудитории.
- Всё!- услышал мужчина голос Елены в темноте.
Затем она вывела за руку ничего не понимающего мальчика из круга и, молча проводив их до первого этажа, чтобы не заблудились, вышла на крыльцо, а после велела идти домой.
- Со Славиком теперь всё в порядке. Он больше не будет рисовать странных знаков и фигур, и говорить на непонятном языке тоже не станет.
- Что вы с ним сделали?
- То же, что он хотел сделать со мной, - усмехнувшись, ответила женщина и, ничего больше не сказав, ушла внутрь здания.
- Елена Михайловна, - окликнула её вахтёрша, - на остальных этажах тоже свет погас?
- Да, Мария Васильевна, вызывайте электриков, похоже, что проводка сгорела, - ответила профессор.
©
Ég breyttist í NORN fyrir sorgar sakir og hörmunga

Unnr F
Avatar
Unnr F
Reputation: 4170 (+4348/−178)
Posts: 5597
Joined: 2 Oct 2015
With us: 5 years 8 months

#18by Unnr » 2 Apr 2017, 15:41

Из книги "Невероятное наследство" (отрывок).

По дороге домой Любе встретился местный священник, отец Константин.
Девушка хотела тихонько прошмыгнуть мимо, но он, перегородив ей своим огромным животом дорогу, не дал пройти.
– Что же ты, дитя, не здороваешься. Или не научили тебя родители старших почитать.
– Мы с вами не знакомы, а меня учили с незнакомцами не разговаривать.
– Хорошо. Я представлюсь. Зови меня отец Константин. Я - местный священник.
– Простите, а я могу узнать ваше отчество?
– Конечно,– поглаживая пухлой рукой себя по бороде, ответил священник.– Васильевич я.
– Константин Васильевич, извините, но я тороплюсь, может быть, мы потом, как–нибудь поговорим,– она аккуратно его обошла и направилась дальше.
– Так ты приходи сегодня в церковь в пять часов, на вечернюю службу. После неё я хочу с тобой побеседовать. Ты, как появилась в деревне, то ни разу не приходила. Почему так? Или в Господа не веруешь?– стараясь попадать в ритм её шагов, пристроился рядом отец Константин.
– Я думаю, нет смысла мне приходить сегодня. Всё равно завтра уже уезжаю,– уклончиво ответила девушка.
Она и сама не знала, во что она верит, а уж теперь и подавно. Дома, не придерживались ни какой религии и в церкви не ходили. Всё к чему в их семье сводилось упоминание о вере, так это к восклицанию «Слава Богу!», когда что–то заканчивалось хорошо.
– Значит, к сентябрю уезжаешь, в школу? Многие ребятишки, кто в гости к бабушкам приезжал, сегодня–завтра уедут, но это не повод не ходить в церковь, ты всё равно приходи.
А напомни мне, дитя, к кому из моих прихожанок ты приехала, я поговорю с ней, ибо должно было познакомить нас ранее.
– Боюсь, что уже не сможете поговорить, да и прихожанкой вашей моя прабабушка точно не была никогда, я к Даниловой Пелагее Ивановне приехала, – ответила Люба и прибавила шаг.
Священник резко остановился посреди дороги, будто вдруг вспомнил, что идёт не в ту сторону.
– Вот же, ведьмино отродье,– прошипел он вслед девушке, милая улыбка моментально покинула его красное пышнощёкое лицо.
Люба же, не сбавляя темпа и не прощаясь, пошла к своему дому.

©
Ég breyttist í NORN fyrir sorgar sakir og hörmunga

Dana
Avatar
Dana
Reputation: 644 (+647/−3)
Posts: 558
Joined: 31 Oct 2015
With us: 5 years 7 months

#19by Dana » 14 Jul 2017, 15:13

Пастор с улыбкой зачитывал приговор:
«Ты обвиняешься в смерти невинных душ,
Порче скота. В том, что слала на княжий двор
Горе-беду»

Сжалился кто-то «хоть цепи с нее сними»
Щурясь от солнца, взбиралась на эшафот
Бледная рыжая девочка лет семи.
Ахнул народ.

«Что здесь творится? Ребенка ведут на казнь!» -
Люди шумели, а пастор все продолжал:
«В дом призывала чертей и другую мразь,
Нежила жаб.

Ты за убийство младенцев несешь вину,
В том, что летала на шабаш на помеле,
Ну, отвечай пред народом, виновна, ну?»
Тихое «Да.

Можно последнее слово, о, пастор мой?
Что же стоите вы так далеко от огня?
Если вы, пастор, летали на шабаш со мной.
Возле меня»

Люди кричат, негодуют. «Вот значит как.
Слово, порой, убивает надежней стрел» -
Где-то в толпе, ухмыляясь, стоял ведьмак.
В небо смотрел.
Я девушка тихая, скромная. Обидите- тихо закопаю, скромно отпраздную.

Ева
Avatar
Ева
Reputation: 114 (+119/−5)
Posts: 265
Joined: 28 Jan 2016
With us: 5 years 4 months

#20by Ева » 6 Aug 2017, 2:52

Не стоит ведьму обижать,
Ведь от неё не убежать.
Не отсидеться в тишине,
И не укрыться в глубине.

Кто шепчет за её спиной,
А ну быстрей беги домой.
Ведь как бы сердца её жар
Не вызвал у тебя пожар

Кто там смеётся ведьме в след?
Подумай, сколько тебе лет ?
А проживешь еще… Как знать !
Не стоит ведьму обижать.

Коль рассердил её, держись.
Возненавидишь эту жизнь.
Ты будешь как в огне гореть .
И призывать ты станешь смерть.

Что ж, колдовских ей хватит сил,
Чтоб ты пощады попросил .
Но вот не лишним будет знать.
Не научили ведьм прощать girl_devil


Return to “Флудилка”

Who is online (over the past 180 minutes)

Users browsing this forum: 45 guests