Банные премудрости

Аркадий
Автор темы
Аватара
Аркадий
Автор темы
Репутация: 5 (+7/−2)
Сообщения: 78
Зарегистрирован: 16 октября 2018
С нами: 3 месяца 4 дня

#1 Аркадий » 10 января 2019, 12:24

Если народная гигиена начиналась в жилом доме, то естественно возникает предположение, что целебные свойства прогревания были выявлены женщиной-хозяйкой, которой приходилось проводить много времени в тепле, идущем по печи, задвигать в ее устье горшки, мыть и стирать в пару, просушивать на лежанке печи одежду, утварь, заготовки продуктов. Подтверждением этому является совпадение терминов, употребляемых женщинами в хозяйственной практике и при пользовании баней: парить, запаривать, печь, запекать, перепекать, сечь, рубить и др. Таким образом, народное лечение возникло в тепле родной избы, где, как говорят, «все начинается от печки». Затем найденные лечебные навыки продолжали развиваться в бане.
На первенство печи в развитии гигиенических и лечебных традиций указывает большое число заговоров, уводящих в языческую древность, а также их обращение не только к самой печи, но к отдельным частям, поверхности ее и даже – к продуктам горения, ценность которых уменьшалась по мере совершенствования обогревающего очага. Однако сельские жители при этом не оставляли старинных средств лечения, веря в силу дедовских заветов, среди которых не малая роль отводилась именно русской печи. Так, сама ее поверхность могла оказать помощь при болезнях горла. Для этого, например, водили больным местом по ее теплому краю, произносили, обращенный к печи заговор, и трижды плевали через левое плечо. При бессоннице в Тобольской губернии смотрели на тыльную сторону затопленной печи. В Иркутской губернии при заболеваниях горла с почтением читали заговор перед устьем печи (чело/цело): «Матушко, цолушко! Ты не болишь и не скорбишь от пылу, от жару. Чтоб не болело, не скорбело горлышко у раба Божия (имя рек) отныне и до веку. Аминь».
Отколовшийся кусок обгорелого кирпича или глины из устья печи, называвшийся печина и растолченный в порошок, использовали как детскую присыпку при опрелостях. Выскочивший из печи (выстреленный) уголек, также растолченный, давали роженице, чтобы ускорить роды.
Уголечки с огоньком (красненькие) в Томской губернии вытаскивали для того, чтобы избавить младенца от сглаза. Читая заговор, при таком лечении обращались к огню, горящему в печи: «Батюшко, царь огонек, матушка, царица искра! Как вы моете горы идолы, лес густой, так смойте, сполощите с раба Божьего (имя рек) страхи и уроки, переполохи, призоры, щипоту и ломоту, худобище, озевище с буйной головы, с тела белого, с мяса красного, с желудка желтого, со всего корну человеческого. Век по веки, отныне и до веки, и ныне и присно и во веки веков. Аминь».
Помощь мог оказать и живой огонь, пылающий в печи. Детская болезнь стен (стень/стинь/худа), вызванная, как считалось, колдовством и уносившая жизни многих младенцев, начиналась с плача, затем ребенок переставал расти, чахнул и увядал. В Енисейской губернии родители, заметившие недуг, должны были смерить тельце ребенка суровой ниткой, завязывая узелки после обмера головки, ручек, ножек, корпуса. Утром, как только затопится печь, бросить нитку в огонь, шепча: «Как эта нитка горит, так и все хворости пусть у раба Божьего (имя рек) сгорят». В Петербургской губернии огнем стремились помочь и матери. При груднице женщина садилась перед топкой и как можно сильнее распаривала грудь. Затем ей приносили с мороза какой-нибудь остывший металлический предмет, который она прикладывала к больному месту и массировала его. Считалось, что чем больше была разница температуры, тем эффективнее проходило лечение.
Даже дым помогал хозяевам дома. Так, в Тобольской губернии рекомендовали смотреть на него страдающим бессонницей, а в Томской губернии с его помощью старались прилучить милого дружка или подружку: «Батюшко, дым! Иди, да иди к (имя рек – того, кого надо прилучить) и гложь ей сердце, тоску тоскущую, сухоту сухотущую, чтоб она тосковала обо мне (имя наговаривающего заговор). На молоду и на ветху, наперекрой и на утренней заре – Марье, при вечерней заре – Маремьяне та ли бы рабица в яствах не заедала, в питиях не запивала, во сне не засыпала, в мыльной бане не смывала, дабы рабица Божия раба на уме, на разуме держала так».
На теплой лежанке печи и на деревянных пристройках к ней располагались члены семьи на ночной отдых. Старики и дети, кроме того, проводили на печи и большую часть дня. Тепло глубоко проникало в организм, умягчая ткани, расширяя сосуды, усиливая крово- и лимфообращение, оказывая рассасывающее и противовоспалительное действие. Тепло сохранялось в организме довольно долго и по выходе человека из избы. Хозяевам часто приходилось покидать ее, чтобы присмотреть за скотиной, принести провизию из амбара, набрать дров и прочее. Даже в зимнее время при таких непродолжительных отлучках не надевали теплой одежды.
Более быстрое и глубокое прогревание дает влажное тепло – пар, для получения которого у русского народа исстари служили печи в избе и бане. В них парились, то есть прогревались при помощи пара, который получали сходными приемами, основанными на едином принципе конструкции очага. Наиболее важную часть русской печи составляла топка с полукруглым сводом, сложенным из камней или кирпичей. Свод опирался на плоский поддон (под), который в домовой печи укрепляли высоко, на уровне кистей рук хозяйки. Помещение под ним называлось подпечье, оно служило для хранения кухонной утвари. Свод сверху укрывали большим чехлом, который в старину «сбивали» из глины, уложенной в деревянную форму. По окончании работы ее разбирали и сжигали, прожигали топку изнутри. Печь от этого приобретала крепость. Использование кирпича в строительстве позволило заменить глину и делать красивую внешнюю облицовку. В бане же оставили открытый каменный свод и на него сверху ещё добавляли крупные булыжники. Их специально выбирали из пород, которые не трескаются при сильном накаливании.
Во многих деревнях, за неимением отдельного строения, баню заменяет обыкновенная русская печь. Этот способ мытья и парения принадлежит к самым древним. Парение в печи производится так: там, где есть обыкновенная русская простонародная печь, она натапливается довольно жарко. Натапливание печи никогда не производится единственно для парения, а всегда избирается какой-нибудь особенный случай, для которого тоже необходимо сильное натапливание, например, печение хлебов, варение кваса, пива и т.п. Чаще всего избирается время печения хлебов. Как скоро хлебы вынуты, на под печки настилается солома, предварительно удаливши из печи золу и уголья. Потом, кто желает париться, влезает в печь (ногами вперед) с небольшим количеством воды в горшке или шайке и размоченным в горячей воде березовым веником.
Чтобы произвести горячий пар, берет кусок соломы, обмакивает его в воду и водит кругом себя; при высокой температуре испарение происходит весьма скоро, в несколько минут печь наполняется горячим паром. Тогда парящийся, лежа, припаривает себе веником различные места тела, особенно те, в которых чувствуется больше зуда. Смотря по силе и охоте парящихся, иногда один прием продолжается от 20 до 30 минут. Когда силы начинают ослабевать, тогда вылезают из печи и для охлаждения зимой выходят на снег или в холодные сени. Подобный прием повторяется иногда еще два раза. Если же считают себя удовлетворенными, тогда делается обыкновенное обмывание мылом, щелоком, водою. Такой способ парения употребляется во всех русских деревнях, где при доме не имеется отдельной бани <…> Если больной бывал не в состоянии самостоятельно влезть в печь, то его укладывали на доску и задвигали внутрь. С ним влезал кто-нибудь из здоровых, чтобы произвести необходимые процедуры.
В теплом влажном воздухе печи начиналось медленное прогревание. Заслонку закрывали, наступала темнота, но от раскаленных сводов, покрытых копотью, шло инфракрасное излучение,усиливающее прогревание и оказывающее лечебное действие. Дополнительно к этому в Тобольской губернии больных ревматизмом обмазывали медом, который впитывался в тело по мере прогревания.
Влажность воздуха в печи увеличивали, брызгая воду на своды. Капли воды, покрывавшие тело больного, создавали влажную среду, расширявшую поры. С прогреванием увеличивалось потоотделение, предохраняющее организм от перегревания. При потоотделении, вместе с водой, из организма выводятся различные соли, некоторые органические образования, накопившиеся шлаки, лекарственные вещества. Все это смывается с помощью липового мочала, которое очищает кожу также и от сального покрова.
Большая потеря влаги при потоотделении вызывает жажду. Поэтому после выхода из печи, больному подавали чай или лечебные отвары из липового цвета (Tilia), душицы (Origanum), зверобоя (Hypericum), ромашки (Matricaria), смотря по роду заболевания, а также варенья из малины (Rubus), усиливающей потоотделение, или из черной смородины (Pibes nigrum), укрепляющей силы. При простудных и ревматических заболеваниях после парения больного отправляли на лежанку печи для дальнейшего прогревания и потения. Крестьянские лекари умели хорошо определять, при каких заболеваниях требуется сухое печное тепло, при каких – влажное, или их сочетание.

Вернуться в «Вопросы и обсуждения по темам»

Кто сейчас на форуме (по активности за 180 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 3 гостя